Проблема идентификации оценки качества классического университетского образования и рейтинга Министерства образования РФ
28.09.2006 21:47


               Вопросы качества образования все активнее обсуждаются на разных уровнях. Объективно это неизбежный процесс: ценовой фактор конкуренции, господствовавший в мировой экономике после восстановления от разрушений Второй мировой войны, через конкуренцию качества товаров, а затем конкуренцию технологий перешел к конкуренции качества человеческих ресурсов, качества образования. Таким образом, первоначально идея оценки качества (продукции и услуг) зародилась в промышленности, а затем стала переноситься на сферу образования, со всеми наработанными схемами оценки, обеспечения, управления. Так возник чисто технологический, производственный подход к вопросу оценки качества образования, который до сих пор остается единственным до конца проработанным. Идеология такого подхода оказалась наиболее близкой и сразу поддержанной техническими и технологическими вузами. Не случайно именно они оказались и первыми разработчиками систем управления качеством образования, и победителями соответствующих конкурсов (в частности, российского конкурса "Внутривузовские системы обеспечения качества подготовки специалистов").

               В основе такого подхода - отношение к образованию как к товару, услуге. Конечно, это очень поверхностное представление об образовании. Но если говорить о массовом профессиональном образовании, особенно нацеленном на рынок труда в производственной сфере, при отсутствии более глубоких разработок, такой подход с большими оговорками имеет право на существование. В этом смысле возможно и квалиметрирование качества образования при помощи некоторых количественных характеристик, что заложено в методике рейтинга вузов, утвержденной Министерством образования РФ.

               Рейтинг вузов

               На основании приказов Министерства образования РФ ежегодно проводится рейтинг вузов России. В настоящее время участие в рейтинге обязательно для всех аккредитованных высших учебных заведений и их филиалов. В связи с этим стало возможным более объективное сравнение показателей не только отдельных вузов, но и их объединений в различных комбинациях. Конечно, сравнение разнотипных учебных заведений может быть только условным, поскольку абсолютной объективности при выборе весовых коэффициентов достичь невозможно. Но анализ отдельных составляющих рейтинга и динамики по годам в любом случае полезен для выбора стратегии развития отдельного вуза, группы вузов, территорий, а также для принятия оперативных решений.

               Кроме того, остающееся обособленным в общемировом масштабе положение российской системы образования и всей социально-экономической сферы России говорит о большей эффективности и перспективности для управленческих решений на ближайшие годы сравнения локальных российских систем образования между собой, а не с зарубежными системами. Особые национальные приоритеты и специфические российские условия и традиции не позволяют пока создать эффективную схему сравнения локальных образовательных систем в разных странах с российским участием.

               По всей видимости, наибольшей объективности при сравнении групп вузов можно добиться, объединяя вузы внутри больших территорий, соразмерно представленных учебными заведениями разных типов и профилей. Такому требованию, безусловно, удовлетворяют федеральные округа (ФО) Российской Федерации. Методикой определения рейтингов вузов предусмотрено относительное исчисление показателей на единицу контингента, поэтому географические размеры территорий и плотность населения не оказывают ключевого влияния на результаты. Кроме того, соизмеримость и соразмерность отдельных локальных критериев обеспечиваются нормированием значений на максимальные показатели на множестве сопоставляемых вузов (это, кстати, объясняет "подвижность" субординационного рейтинга - иерархической цепочки вузов - даже при незначительном изменении исходного множества вузов).

               Основу рейтинга вузов 2002 года по приказу Министерства образования РФ от 19.02.2003 N 593 составляют 19 локальных критериев, которые агрегируются в интегральные и глобальный критерии (приложение 1) и определяются по 41 значению исходных данных, характеризующих все основные направления деятельности вузов (приложение 2).

При формировании объединений вузов, соответствующих федеральным округам, были использованы сведения обо всех аккредитованных высших учебных заведениях и их филиалах, предоставивших информацию в министерскую базу данных. Итоговые результаты рейтинга федеральных округов представлены на диаграмме 1.



Диаграмма 1. Рейтинг системы ВПО федеральных округов

               Безусловными лидерами являются Центральный и Северо-Западный ФО. Остальные округа расположены достаточно плотно. Это говорит о равномерности распределения по России потенциала и возможностей системы высшего профессионального образования и естественного ее преобладания в двух столицах.

Проанализируем интегральные критерии. На диаграмме 2 представлен потенциал вузовской системы, состоящий из интеллектуального потенциала, материальной и информационной базы и социально-культурной базы.



Диаграмма 2. Потенциал системы ВПО федеральных округов

               По интеллектуальному потенциалу, имеющему самый большой весовой коэффициент среди всех интегральных критериев первого уровня, и по суммарному потенциалу впереди Дальневосточный ФО, за ним "выстроились" Северо-Западный и Центральный округа; по материальной и информационной базе - те же лидеры, но в другом порядке: Северо-Западный, Дальневосточный, Центральный ФО; по социально-культурной базе на первом месте Южный ФО, затем Дальневосточный и Сибирский.

Принципиально другая ситуация с так называемой "активностью" (диаграмма 3).



Диаграмма 3. Активность системы ВПО федеральных округов



               И по подготовке кадров, и по производству и апробации знаний и технологий с большим отрывом лидирует Центральный ФО, а на втором и третьем местах по обеим составляющим активности - соответственно Северо-Западный и Сибирский округа.

               Если говорить о локальных критериях, Центральный ФО лидирует по обеспеченности общественным питанием, подготовке специалистов, аспирантуре, подготовке кадров высшей квалификации, госзаказу на научные исследования, производству учебной литературы, конкурентности учебно-производственной деятельности. Северо-Западный ФО впереди всех по обеспеченности учебно-лабораторной и инструментальной базой, обеспеченности местами в общежитиях, эффективности аспирантуры, конкурентности прикладной науки. У Южного ФО лучше других округов обеспеченность библиотечными фондами, спортивная база. В Приволжском ФО лучшая компьютерная база. В Сибирском ФО самая высокая подготовка специалистов. Дальневосточный ФО выделяется квалификацией и перспективностью профессорско-преподавательского состава, связью с академической наукой, санаторно-профилактической базой.

Таков общий "срез" системы высшего профессионального образования федеральных округов. Конечно, с точки зрения реального положения и перспективы больший интерес представляет сравнительный анализ аккредитованных вузов, без учета филиалов. Как правило, филиалы значительно уступают базовым вузам практически по всем показателям деятельности, и поэтому их большое количество "тянет" соответствующее объединение вузов вниз. Не секрет, что надвигающаяся демографическая пропасть заставит многие филиалы закрыться или перепрофилироваться. В связи с этим учитывать филиалы на равных условиях с базовыми вузами не всегда уместно. Не всегда уместно учитывать и негосударственные вузы наряду с государственными.

Сравнение только государственных вузов (без учета филиалов) дает уже несколько иную картину (диаграммы 4, 5, 6).



Диаграмма 4. Рейтинг системы государственного ВПО федеральных округов






Диаграмма 5. Потенциал системы государственного ВПО федеральных округов






Диаграмма 6. Активность системы государственного ВПО федеральных округов




Показатели Южного и Уральского ФО, субъекты Федерации которых имеют наибольшее количество филиалов, значительно улучшаются. При этом по "эффективности" (отношению активности к потенциалу) Уральский округ становится лидером (диаграмма 7). Государственные вузы УрФО занимают первое место и по одному из локальных критериев - подготовке специалистов.



Диаграмма 7. Эффективность системы государственного ВПО федеральных округов



Интересно отметить, что системы негосударственного высшего образования всех семи округов уступают государственным вузам даже Дальневосточного федерального округа, в то время как лучшая материальная, информационная и социально-культурная база имеется у негосударственных вузов (материальная и информационная база - в Центральном федеральном округе, социально-культурная база - в Дальневосточном округе). Таким образом, налицо явное противоречие между относительно высокими материальными возможностями негосударственных вузов и более качественной работой государственных вузов.

Особый интерес представляет сравнение показателей субъектов Федерации, входящих в федеральный округ. Приведем результаты такого исследования для Уральского ФО (списки вузов, составивших объединения соответствующих субъектов РФ, приведены в (

N п/п

Название региона

Рейтинг в процентах от лидера по соответствующей позиции

"Потенциал"

"Активность"

"Эффективность"

Итоговый рейтинг

1

Свердловская область

100

99,6

72,2

100

2

Челябинская область

85,6

100

84,7

97,6

3

Тюменская область

72,5

100

100

95,3

4

Ханты-Мансийский АО

92,0

76,1

60,0

78,8

5

Курганская область

66,1

62,9

69,0

63,8



"Открытием" можно назвать показатели Ханты-Мансийского АО. С таким высоким потенциалом (особенно интеллектуальным - см. диаграмму 8) автономный округ в целом и Сургут в частности могут скоро потеснить признанные центры высшего образования.



Диаграмма 8. Потенциал системы ВПО субъектов Федерации УрФО

Есть сюрпризы в распределении мест по интегральным критериям первого уровня. Если второе место Свердловской области по социально-культурной базе (диаграмма 8) вполне ожидаемо - широко известно конструктивное отношение властных структур Челябинской области к вузовским проблемам, то третье место Свердловской области по подготовке кадров (диаграмма 9) удивляет.



Диаграмма 9. Активность системы ВПО субъектов Федерации УрФО



Правда, при учете только государственных вузов Свердловская область "подтягивается" до уровня Тюменской области по этому показателю. Диаграмма 9. Активность системы ВПО субъектов Федерации УрФОИз локальных критериев Свердловская область на первом месте по квалификации профессорско-преподавательского состава, связи с академической наукой, обеспеченности инструментальной базой, подготовке кадров высшей квалификации, конкурентности прикладной науки, производству учебной литературы.

Челябинская область опережает всех по санаторно-профилактической базе, подготовке специалистов.

Тюменская область впереди по эффективности аспирантуры, конкурентности учебно-производственной деятельности.

Ханты-Мансийский автономный округ лидирует по перспективности профессорско-преподавательского состава, обеспеченности учебно-лабораторной базой, обеспеченности компьютерной базой, обеспеченности общественным питанием, аспирантуре, госзаказу на научные исследования.

Наконец, у Курганской области лучше других обеспеченность библиотечными фондами, обеспеченность местами в общежитиях, спортивная база.

Сравнение больших территорий дает более объективную картину, чем сравнение между собой конкретных вузов, даже разбитых по профилям. Но тем не менее, методика определения рейтинга вызывает ряд вопросов и в этом случае. Основная проблема заключается в том, что "правила игры" изменяются во время этой "игры", а не формулируются заранее. Речь идет о весовых коэффициентах, которые подгоняются на ходу. Из-за этого получаются явные несоответствия. Приведем только один пример. В 2002 году по сравнению с 2001 годом коэффициент средств, полученных вузом за подготовку иностранных граждан, увеличился в 10 раз. В результате не только пострадали вузы и территории, находящиеся в глубине России, а особенно те из них, которые еще недавно были закрытыми для иностранцев. Вузу в 10 раз стало выгоднее обучать иностранцев, чем готовить отечественных специалистов. Разве это соответствует национальной стратегии развития образования?

Качество классического университетского образования

Менее всего подготовленными к существующему в России квалиметрированию, к существующему рейтингу и особенно к изменениям в методике его определения оказались региональные классические университеты. Об этом можно судить по все ухудшающимся показателям университетов в рейтинге, что не соответствует объективному положению дел. Классические университеты делают многое для достижения конечной цели профессионального образования - подготовки специалиста, востребованного рынком труда и общества в целом. Причем речь идет не только о прикладном характере образовательных программ. Классическим университетам свойственны фундаментальная подготовка, что позволяет выпускникам легче ориентироваться в смежных областях, быть готовыми к постоянным изменениям в профессиональной среде; опережающая подготовка, ориентирующая выпускников на те условия, которые возникнут в социально-экономической сфере через несколько лет; воспитание у студентов потребности к приобретению новых знаний и умений, постоянному повышению своей квалификации, непрерывному образованию на протяжении всей активной жизни. Вне всякого сомнения, все это способствует качеству образования, но никак не учитывается в показателях рейтинга.

Кроме того, классические университеты основную свою миссию видят не в подготовке специалистов, а в созидании, сохранении, передаче и распространении национальных и общекультурных ценностей, в числе которых есть и знание; в формировании личности и воспитании гражданина; развитии человеческого потенциала и всей культурной среды. Необходимо разделить понятия образования как подготовки добротного специалиста и образованности как накопленного уровня культуры предыдущих поколений. Если первую из этих задач можно квалиметрировать, то вопросы культурного наследия, формирования национальной элиты не могут быть "сосчитаны".

В то же время формирование интеллектуальной элиты общества, являющееся одной из важнейших задач национальных систем образования, в первую очередь происходит в стенах университетов, где собраны лучшие ученые и профессора, где сформированы десятилетиями ведущие научные и научно-педагогические школы, где соблюдаются лучшие традиции университетского образования, где есть возможность общения с представителями широкого спектра профилей науки и образования, где возможны широкомасштабные исследования по важнейшим фундаментальным и междисциплинарным проблемам, где сформирован демократичный стиль общения студентов со светилами науки и образования, где даже стены способствуют формированию и сохранению "университетского духа". "Планка" в таких университетах должна быть значительно выше стандартов, а сравнивать такие университеты и их уровень образования между собой невозможно традиционными способами.

В наше время переход к постиндустриальному, информационному обществу, главной основой существования и развития которого становятся высокие технологии, отодвигает на второй план "духовные" проблемы. Задуматься о таких проблемах специально - важный вопрос сегодняшнего дня.

Заложить в специалиста необходимые знания и даже сформировать у него потребность к профессиональному самосовершенствованию, к пополнению своих специальных знаний на протяжении всей жизни еще недостаточно, чтобы можно было назвать его высокообразованным, высокоинтеллектуальным человеком. Конечно, интенсификация и повышение эффективности образовательного процесса путем внедрения новых образовательных технологий, использования новых информационных, телекоммуникационных и других возможностей необходимы для формирования высококлассного специалиста. Но достижение высокого интеллектуального, культурного, коммуникационного уровня невозможно без живого общения, без соответствующей среды. В этом смысле никто и ничто не заменит Преподавателя и Ученого, с которым можно "на равных" поговорить на "высокие" темы и обсудить любые, даже отвлеченные вопросы; соседа по "студенческой скамье" и цельного студенческого коллектива, которому "по плечу" серьезные интеллектуальные проблемы; наконец, всего университетского студенческого сообщества, многопрофильного и разностороннего и тем уже влияющего на общий кругозор конкретного его члена. Эффективность подобного общения в становлении человека (и в профессиональном, и в интеллектуальном, и в нравственном смысле), в формировании его общекультурного уровня, гражданской позиции намного превосходит возможности даже высокотехнологичных, но все-таки технократических способов "электронного", "дистанционного" образования, которому уделяется в последнее время большое внимание.

Понятно, что такую интеллектуальную среду невозможно декларировать какими-то распоряжениями, ее невозможно создать за короткий срок, ее невозможно насадить насильно. Формирование интеллектуальной среды - естественный длительный процесс, протекающий при определенных условиях. Одно из главных условий - наличие коллектива сотрудников-единомышленников, понимающего свою миссию и открытого для сотрудничества со всеми. Сложившиеся коллективы, конечно же, должны быть мобильными и пополняемыми, они должны контактировать с другими подобными коллективами. Но воспитание студента в таких коллективах все равно остается внутренней задачей, решаемой по-своему, и такую задачу нельзя ограничивать узкими рамками каких-то стандартов.

Конечно, все эти "духовные" составляющие образовательно-воспитательного процесса нельзя сосчитать, измерить, "квалиметрировать", "качество" интеллектуальной среды не поддается оценке, поэтому во всевозможных рейтингах, статистических оценках деятельности вузов подобные вопросы остаются в стороне. Но именно такие составляющие должны стать одной из главных отличительных особенностей современного элитного университетского образования.

Сходная позиция заложена в проекте закона "Об университетах", предложенного фракцией "Яблоко" Государственной Думы РФ совместно с Санкт-Петербургским государственным университетом. В законопроекте записано, что целями деятельности университета являются, в первую очередь, "развитие наук, сохранение и развитие университетских образовательных и научных традиций", а уже потом - "обеспечение основывающихся на интегрированной учебной и научной деятельности возможностей приобретения современного образования, организация послевузовского и дополнительного образования, оказание необходимых обществу услуг, основывающихся на учебной и научной работе". В пояснительной записке к проекту добавлено, что в системе подготовки специалистов "ключевым звеном … являются университеты, развивающиеся как мультидисциплинарные инновационные центры образования, науки и культуры, определяющие в значительной степени уровень и потенциал социально-экономического развития своих стран".

Забота об утилитарных потребностях современного общества, становящегося все более открытым и избавляющегося от внутренних политических и экономических границ, требует большей открытости и "похожести" образовательных систем, что позволяет сравнивать их между собой стандартными способами. Но чтобы не остановиться на достигнутом уровне, необходимо развивать и особенности, не подлежащие сравнению. Именно такой подход позволит мировому сообществу в будущем подняться на качественно новый уровень культуры, экономики, межнационального общения.

Все эти рассуждения приводят к необходимости построения другой оценки качества образования, более концептуальной, более социальной по сравнению с существующей, основывающейся на миссии образования. Математические формулы, какими бы громоздкими они ни были, не позволят адекватно отразить затронутые вопросы, сложить из составляющих частей целостное представление о системе. Социальные системы имеют более высокий уровень организации по сравнению с техническими, поэтому для оценки их деятельности необходим и более высокий уровень методов решения задач. Необходимо системно организованное моделирование социальных процессов, учитывающее их комплексный, мобильный, взаимопроникающий характер.

А начать изучение проблемы оценки качества образования можно, наверное, с формулирования концепции качества применительно к образованию. Примечательно, что в 2002 году Госстандарт России совместно с Минэкономразвития России и Минпромнауки России по поручению Президента РФ и Правительства РФ разработали проект Концепции национальной политики России в области качества продукции и услуг ("Вестник Госстандарта России". N 6. 2002. С. 77). Еще более примечательно, что в этом проекте отсутствует качество образования. В связи с этим можно сделать следующие выводы:

• Во властных структурах есть понимание того, что образование не может быть приравнено к обычной услуге;
• Есть понимание того, что качество образования - более емкое понятие, разработка его концепции - непростая и более далекая задача;
• Возможно, создаваемый Координационный совет по вопросам качества при Правительстве РФ оставит вне поля своей деятельности концептуальные вопросы качества образования, и этим не будет заниматься в ближайшее время никто на государственном уровне.

Таким образом, к разработке концепции качества образования необходимо подключаться широкой общественности.

Рогожин С.А., Прокопьев В.П.

Источник: http://www.umj.ru

 
 
© 2006 Реализация и сопровождение: ФГУ ГНИИ ИТТ "Информика"
© Технологическая платформа: iPHPortal

При использовании материалов сайта ссылка на http://quality.edu.ru обязательна.