Некоторые проблемы обеспечения качества в рамках ТГО для России - на примере возможности использования кредитной системы
19.09.2006 14:21


Описанные выше попытки мирового образовательного сообщества выработать взаимно признаваемые подходы и процедуры оценки, контроля и сертификации качества, несомненно, заслуживают внимания. Для российской высшей школы, с одной стороны, уже испытывающей на себе давление со стороны быстро развивающегося ТГО и, с другой - начавшей посильную интеграцию в Болонский процесс, крайне важно знать и понимать, что происходит в плане конвергенции подходов к качеству. Но еще важнее начать реальное и поступательное движение в сторону мировых стандартов качества, хотя бы для того, чтобы понять, приемлемы ли они для нашей системы образования, сопоставимы ли, и возможно ли в обозримом будущем принятие этих стандартов нашей высшей школой.

Попробуем рассмотреть готовность нашей системы высшего образования к принятию такой важнейшей и, фактически, основополагающей платформы зарубежного образования, как кредиты.  Это тем более важно, что практически все зарубежные системы образования уже используют эту систему учета учебного времени и нагрузки студентов и преподавателей, поэтому и в трансграничном образовании, которое предоставляется нашим студентам различными институтами ТГО, эта система широко в ходу. От того, насколько эта система будет нами принята, зависит, сможем ли мы встраивать своих студентов, получающих (получивших) часть своего образования в рамках ТГО, в нашу систему образования. Насколько мы сможем присвоить эту систему, если захотим этого? Готовы ли мы к реальному переходу на кредитную систему, а не к арифметическому и вполне механическому пересчету нашего учебного времени в "их" кредиты, что подчас практикуют наши вузы?

Кредиты или количество кредитных единиц - это, главным образом, численный показатель, присваиваемый отдельному учебному курсу и определяющий его вклад в общую учебную нагрузку студентов. В англо-саксонской модели, которая все чаще берется международными организациями за основу при выработке сопоставимых подходов к организации и качеству высшего образования[1], годичная нагрузка студента-бакалавра составляет 120 кредитов. Эти ежегодные 120 кредитов по специальным шкалам приравнены к 60 кредитам, принятым в европейской системе ECTS (European Credit Transfer System) и соответствуют им.

Количество кредитов не привязано жестко к количеству аудиторных часов. Более того, кредитная система вообще не является самодовлеющей и единственно определяющей при оценке "удельного веса" того или иного курса в учебных программах западных университетов, поскольку связана с целым рядом других показателей и факторов. Так, в каждом конкретном случае, многое зависит от того, является ли тот или иной курс обязательным или курсом по выбору, какова процедура оценивания успеваемости студентов и т.д. Иными словами, кредитная система нужна для того, чтобы обозначить объем учебной нагрузки, временные затраты, необходимые для освоения того или иного курса или учебной программы в целом. Исходя из нормативных 120 кредитов в год, университеты "взвешивают" предлагаемые ими учебные курсы, выстраивая их так, чтобы, во-первых, можно было бы составить эффективные комбинации из курсов, позволяющие студентам освоить программу по дисциплине и, во-вторых, чтобы оптимизировать учебную нагрузку студентов.

Один кредит в британской системе включает в себя примерно 10 часов, так называемого, учебного времени. "Учебное время" состоит из нескольких элементов. Это:

-                     собственно аудиторная нагрузка, которая составляет примерно 20-25% от общего объема учебного времени

-                     время, отводимое на самостоятельную работу студента (на каждый лекционный час должно приходиться примерно 1,5 часа самостоятельной работы)

-                     время, отводимое на тьюторские и практические занятия (в программах бакалавров количество часов, отводимых на практические занятия примерно втрое больше того, что отводится на тьюторские занятия, у магистров действует обратная пропорция),

-                     время, необходимое на чтение литературы, рекомендованной по курсу и составление конспектов,

-                     время необходимое на подготовку письменных работ,

-                     время, необходимое на подготовку к экзаменам (этот объем времени примерно равен аудиторной нагрузке)

Таким образом, курс бакалаврского уровня, которому присвоено 10 кредитов, будет включать в себя примерно 20  часов лекционного времени, а остальные 75-80 часов будут отведены на самостоятельную работу по курсу, написание рефератов, подготовку и написание экзаменов. Для того, чтобы освоить годичную программу, студенту-бакалавру необходимо, таким образом, прослушать 200-250 часов лекций (примерно 8 часов в неделю). Для студентов магистратуры количество лекционных часов в одном кредите становится еще меньше, и для курса в 10 кредитов пропорция будет такой: примерно 14 лекционных часов и 86 часов иного учебного времени, главным образом - самостоятельной работы: чтения литературы и подготовки письменных работ.

Для того, чтобы получить степень магистра, студенту в британском университете необходимо освоить 180 кредитов в течение одного года или двух лет, при том, что 120 кредитов - это обычное учебное время, а 60 кредитов - это "вес" магистерской диссертации, которая является неотъемлемой частью магистерской подготовки. Учебное время распределяется примерно следующим образом:

-                     168 часов - лекции

-                     примерно 84 часа - тьюторские занятия

-                     остальные 950 часов - практика, лабораторные занятия (если того требует дисциплина), и, главное, самостоятельная работа, чтение литературы и т.п. - это решают в каждом случае факультеты, и во многом это зависит от изучаемой дисциплины.

Еще сильнее меняется пропорция между аудиторной нагрузкой и самостоятельной работой студента, когда речь заходит о докторантуре (PhD). Приведем пример того, как выглядит распределение учебного времени студента  PhD в Римском университете (в кредитных единицах ECTS):

·                    20 кредитов - на учебную работу (5 кредитов - лекции и семинары, 10 кредитов - Летние Школы, 5 кредитов - работа с учебным материалом на электронных носителях)

·                    40 кредитов - на исследовательскую работу.

Всего - 60 кредитов по системе ECTS

Здесь мы подходим к первой проблеме, с которой придется столкнуться при попытке привести российскую систему высшего образования в количественное соответствие с европейской - общий объем учитываемого учебного времени. Проблема заключается в том, что российские образовательные стандарты предусматривают значительно большие временные затраты на подготовку студентов. Российские образовательные стандарты изначально планируют значительно большее учебное время, необходимое для изучения дисциплины, а именно этот параметр лежит в основе кредитной системы. Сравним:

·                    Примерно 3.630 часов учебного времени в любом из британских университетов для подготовки бакалавра

·                    По российскому стандарту - от 7.240 до 8.540 часов для подготовки бакалавра (в зависимости от дисциплины).

Это, фактически, в 1,5-1,9 раз больше. Представляется, что будет непросто учесть эту нашу, фактически, двойную учебную нагрузку студентов в параметрах кредитной системы ECTS, если не задаться целью заново посмотреть на принципы стандартизации нашей системы высшего образования.

Вторая проблема, тесно связанная с первой, это соотношение аудиторной нагрузки и самостоятельной работы студента. Во всех образовательных системах европейских стран самостоятельной работе студентов уделяется очень большое внимание. Это выражается в том, что на чтение литературы, подготовку письменных работ, научную работу и подготовку к экзаменам учебного времени отводится гораздо больше, чем на лекции, практикумы и тьюторские занятия. Если останется без изменений объем аудиторной нагрузки российских студентов, то, попытавшись привести общее учебное время российских студентов в соответствие с западным, мы получим примерно 100 часов учебного времени в неделю или 20 часов в день. Поскольку это, очевидно, невозможно, предстоит думать над тем, как уравновесить эти основные компоненты учебного времени.

Третий вопрос - количество преподавателей (соотношение преподаватель:студент) в высших учебных заведениях и профессиональная подготовка профессорско-преподавательского состава. Если принять посылку, что количество аудиторных часов придется уменьшать, то предстоит и сокращение, и перепрофилирование профессорско-преподавательского состава. Если согласиться с тем, что в предлагаемой системе преподаватель из "лектора" превращается в "тьютора", в "научного руководителя" студента, то предстоит пересмотреть и требования к квалификации преподавательского состава - от тьютора требуется значительно более высокая профессиональная квалификация, чем от традиционного лектора, нужны будут также новые навыки и умения, способность работать индивидуально с каждым студентом.

 

Четвертый вопрос - адекватное методическое и информационное оснащение учебного процесса. Очевидно, что для того, чтобы студент самостоятельно извлек знание из источников, он должен получить к ним прямой и открытый доступ. Иными словами, вузовские библиотеки должны иметь в своих фондах очень большие и постоянно пополняющиеся массивы классической и современной литературы по преподаваемым дисциплинам, причем, желательно, не только той, которая была издана и издается в России. Это представляется важным не только для того, чтобы обеспечить студентов литературой для обучения, но и просто технически: для того, чтобы учебные программы российских университетов были приняты ECTS, признаны этой системой адекватными европейским стандартам, адекватными должны быть и списки рекомендуемой студентам литературы. Необходимость доступа студентов к компьютерам и глобальной сети Интернет нет нужды дополнительно обосновывать.

Пятое. Транспарентность образовательных результатов студентов. Академическое признание в Европе, и, в том числе, попытка создать унифицированную кредитную систему ECTS, строится на том, что академические успехи студентов, при необходимости, могут быть кем угодно и когда угодно проверены. Это возможно потому, что оценка успеваемости студента по каждому курсу выставляется ему по результатам его письменных работ (essays), которые он готовит в ходе изучения материала и письменных экзаменов по окончании курса. Речь здесь идет не просто об иной форме проверки и оценивания знаний студентов, но об априорном доверии университетов к оценкам друг друга. Когда ECTS принимает решение о включении каждого нового университета в свою систему, то, помимо представления собственно учебных планов, описания видов учебной деятельности и времени, необходимого для освоения этого материала, университету необходимо описать и способы проверки знаний (details of examinations and assessment procedures). Логично предположить, что от российских университетов могут потребовать соблюдения этого - практически, единого для европейских университетов - правила проверки знаний студентов и оценивания их академических успехов: все, за что студент получает оценку по курсу, он выполняет письменно. Пожалуй, это один из тех элементов "иного" подхода к организации высшего образования, который может быть сравнительно легко и безболезненно внедрен в отечественной высшей школе. Несомненно, это повлечет за собой ряд вышеперечисленных проблем (иная роль преподавателя, необходимость большего времени для самостоятельной работы студентов и пр.), но как первый шаг на пути реформирования системы высшего образования в сторону его большей открытости мировым трендам - это вполне посильная задача.

 

Здесь перечислены только некоторые проблемные точки, которые необходимо принять во внимание, анализируя готовность российской системы высшего образования к вхождению в единый рынок трансграничного образования. Кредитная система, строго говоря, не является инструментом, универсально подходящим для всех национальных систем образования, но она заложена в основу многих систем и, скорее всего, она станет не только базовой платформой для Болонского процесса (что нас тоже ко многому обязывает, если мы на деле входим в этот процесс), но и уже является реальностью ТГО. Поэтому рассматривая свои перспективы вхождения в качестве равноправных партнеров в систему трансграничного образования, мы должны отдавать себе отчет в том, насколько у нас есть потенциал к необходимым изменениям в своей высшей школе.

Выводы и рекомендации по проблематике обеспечения качества в российской высшей школе с учетом быстрого развития трансграничного образования:

·                    Российское высшее образование и органы власти, управляющие им, не должны ставить препятствий на пути развития ТГО, если есть интенция участвовать в развитии трансграничного образования на паритетных началах с другими странами/институтами ТГО, однако этот процесс не может и далее идти спонтанно, как это происходит сейчас. Должны появиться документы, регламентирующие качество ТГО на территории России, как минимум в той части, когда речь идет о деятельности зарубежных провайдеров в нашей стране;

·                    В целях выработки этих регламентов и развивающих механизмов регулирования ТГО в России, представляется необходимой постоянная включенность российских экспертов в деятельность международных организаций, активно занятых в настоящее время поиском согласованных подходов к выстраиванию ТГО;

·                    Необходимо инициировать целенаправленную деятельность по сбору информации о зарубежных провайдерах ТГО в России, анализировать их деятельность и вести базы данных по институтам трансграничного образования, с этой целью, опять же, целесообразно включиться в эту деятельность в европейском и мировом масштабе: представлять данные о своих институтах, пополнять свои БД данными, собираемыми международными организациями и рабочими группами.

·                    Российское высшее образование, наряду с другими странами Европы, вполне может включиться в общеевропейский процесс выработки ЕСК - системы квалификаций, построенной на основе приоритета образовательных результатов и определяющей те компетенции, которыми должен обладать выпускник каждой из ступеней высшего профессионального образования. С этой целью видится необходимым создать рабочую группу из числа представителей МОиН и ряда вузов, уже имеющих опыт международной образовательной деятельности. Группа могла бы внимательно изучить ЕСК в том виде, как она существует на сегодняшний день, определить временные и ресурсные возможности для проведения анализа сопоставимости российских квалификаций с ЕСК и, в идеале, провести работу по выявлению такой сопоставимости. В дальнейшем такая рабочая группа могла бы инициировать принятие управленческих решений  по продвижению ЕСК в российский образовательный контекст.

·                    Поскольку сегодня, при всех попытках регламентировать качество высшего образования в ТГО, явно доминирует тезис о главенстве образовательных результатов, представляется крайне важным поставить вопрос о "разворачивании" российской системы высшего образования в эту сторону. Это ни в коем случае не означает, что результаты образования в российской высшей школе никак не учитываются и не планируются, но в целом система построена, скорее, на "входных параметрах": содержание программ, обеспеченность учебного процесса квалифицированным профессорско-преподавательским составом и т.п. Принципиально важно рассмотреть возможность переориентировать образование в российских вузах таким образом, чтобы в основу проектирования образовательного процесса изначально закладывались результаты образования: что будут знать и уметь выпускники университета, к чему они будут готовы в результате освоения программы, что они будут способны делать по выходе из своего вуза.

·                    Рассматривая различные варианты внутривузовских систем обеспечения качества, следует внимательно изучить те модели, которые приняты в большинстве стран, наиболее активно участвующих в ТГО и рассмотреть возможность постепенного внедрения этих моделей, возможно, поэлементно, в практику российской высшей школы.

·                    Участие России в международных проектах, таких как Болонский процесс, и в развитии трансграничного образования в целом, ставит перед органами управления вопрос о необходимости реформирования отечественной системы высшего образования в плане изменения принципов стандартизации: возможного поэтапного отхода от заданности программ как по структуре (жесткая регламентация учебных курсов), так и по параметру времени, отводимого на изучение каждой из дисциплин. Без этого представляется крайне сложным переход на реальную систему кредитов в российском высшем образовании, когда учебное время распределяется в пропорции 1:5 с точки зрения аудиторной нагрузки и времени, отводимого на самостоятельную работу студентов.

В целом, российская высшая школа сегодня гораздо больше готова к вхождению в систему ТГО, чем это было десять и даже пять лет назад. Разработка документов, регламентирующих ТГО для России и реформирование системы высшего образования, объемы и сроки которого будут признаны возможными, посильными и желаемыми, могут сделать Российское высшее образование вполне конкурентоспособным на этом рынке в самом ближайшем будущем.

 

Источник: http://www.bridgeproject.ru/



[1] Примером могут служить уже упоминавшаяся Европейская система квалификаций, которая очень во много повторяет систему, установленную Агентством по Обеспечению Качества Великобритании (QAA).

 
 
© 2006 Реализация и сопровождение: ФГУ ГНИИ ИТТ "Информика"
© Технологическая платформа: iPHPortal

При использовании материалов сайта ссылка на http://quality.edu.ru обязательна.